Диагностика здоровья Фоторепортажи Видео Обратная связь
Здоровые мысли. Здоровая еда. Здоровое тело.

Работа важна, но семью не заменит ничто

Геннадий Загородный – удивительный человек, который умеет совмещать всё: и ответственную работу, и большой дом, в котором его ждут красавица жена и пятеро (!) детей. Лучший друг белорусских спортсменов известен лёгким характером и хорошим чувством юмора – иногда оно лечит лучше, чем самое хорошее лекарство.

Сейчас, правда, он находится в декрете и ничуть не жалеет о тех временах, когда пропадал на работе круглыми сутками – строя здания, принимая спортсменов и организовывая совещания и семинары.

Досье
Загородный Геннадий Михайлович, 48 лет. Заместитель директора Республиканского научно-практического центра (РНПЦ) спорта, руководитель медицинской группы сборной Беларуси на летней Олимпиаде – 2016 в Рио-де-Жанейро, на зимней Олимпиаде – 2018 в Пхёнчхане, а также на Европейских играх – 2019 в Минске.
Супруга
Загородная Анастасия Викторовна, 39 лет. Заведующая терапевтическим отделением городской поликлиники № 12 г. Минска. Награждена Орденом Матери.
Дети
Антон, 11 лет. Учится в музыкальной школе по классу гитары, занимался спортивной гимнастикой, сейчас тренируется в футбольной секции. Любимый футболист – Неймар да Силва Сантос Жуниор.
Маша, 10 лет. Учится в музыкальной школе по классу фортепиано, занималась плаванием, теперь ходит на баскетбол. Хобби – рукоделие.
Агата, 7 лет. Учится в музыкальной школе по классу фортепиано, занимается художественной гимнастикой.
Алиса, 4 года. Ходит в садик, в следующем году поступит в музыкальную школу по классу фортепиано.
Алёна, 3 года (исполнится в августе). В скором времени пойдёт в музыкальную школу.

– После изучения досье увлечений твоей семьи первый вопрос напрашивается сам собой: откуда такое стремление непременно дать детям музыкальное образование?

– Дело в том, что супруга окончила музыкальную школу и прекрасно играет до сих пор. Я окончил такое же заведение, хотя, признаюсь, без особенного желания и отличия. Но на деревенской свадьбе мой баян точно не был бы худшим (улыбается).

Добавлю, что у меня есть старшая дочь Полина (от первого брака) и она тоже окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Кстати, тренировалась вместе с нашей олимпийской надеждой Эльвирой Герман, но её бег через барьеры закончился по медицинским показателям. Всё-таки большой спорт требует почти безукоризненного здоровья.

Поэтому предваряя второй вопрос об увлечениях, все мои дети занимались и будут заниматься спортом. Именно он даёт ту закалку, которая необходима для вырабатывания позитивных черт характера.

– Как ты познакомился с будущей женой?

– Всё случилось довольно банально. Она пришла ко мне на консультацию. Я тогда заведовал кафедрой спортивной медицины Белорусской медицинской академии последипломного образования. Когда говорят о любви с первого взгляда, это, наверное, наш случай. Мы с Настей сразу нашли общий язык. И нам до сих пор интересно друг с другом.

Геннадий попал в спортивную медицину случайно. По окончании медицинского института получил свободный диплом и имел несколько вариантов трудоустройства. Всё вышло ненароком. Одногруппник отправился на кафедру спортивной медицины в Белорусский государственный университет физической культуры, но не прошёл собеседование. «Попробуй, Ген, может, тебе повезёт». И не то, чтобы наш герой сильно рвался, но однажды, проезжая мимо университета на автобусе № 44, вдруг зачем-то решил сойти.

Может быть, вспомнил детство, в котором самозабвенно гонял в футбол с утра до вечера и, дожидаясь любимой газеты «Физкультурник Белоруссии» с составом минского «Динамо» на очередной сезон в высшей лиге чемпионата СССР, вешал плакат над кроватью – как все нормальные «пацаны» 1980-х.

Трудно сказать, но застенчиво заходя тогда в приёмную, он, возможно, делал самый важный шаг в жизни. Собеседование Геннадий, всегда учившийся с отличием, прошёл успешно.

– Вначале был стажёром – ассистентом на кафедре, туда же поступил и учиться. А уже через полгода меня пригласили в диспансер спортивной медицины – в антидопинговую комиссию. И всё как-то разом закрутилось, началась и практическая работа. Вначале с детскими футбольными командами, а через два года меня позвало столичное футбольное «Динамо».

Потом два года в хоккейном «Керамине» – тогда сильнейшем клубе страны, затем столько же времени отдал хоккейному «Динамо». Параллельно работал в футбольной и хоккейной сборных.

После Чемпионата мира по хоккею 2014 года меня назначили директором РНПЦ спорта. Строили здание, но задача заключалась не только в возведении бетонной коробки и оснащении её необходимым современным оборудованием, но и в создании электронных паспортов для всех спортсменов, обсуживающихся в центре.

Идея такая: каждому спортсмену, начиная с членов национальных команд, а затем и всей молодёжи, присваивается QR-код, в котором будет содержаться вся информация о его функциональном состоянии, особенностях организма, полученных травмах, способах лечения и т.д. Нам необходима информатизация управления потоками спортсменов, логистики. Уже сегодня созданы условия для проведения онлайн-конференции с ведущими учреждениями здравоохранения страны. Будем расширять и международное сотрудничество.

Техническое задание было разработано ещё задолго до моего ухода в декрет, поэтому с нетерпением жду августа, когда вернусь на работу и смогу заняться решением этого вопроса в полном объёме.

Но и, наверное, главное. Была поставлена задача сформировать коллектив неравнодушных профессионалов своего дела, и, судя по тому, как коллеги отнеслись к строительству, созданию перечня актуального оборудования, переезду на новое место и в целом к работе – уверенно могу сказать, что горжусь своим коллективом!

Тут нам необходимо отступление – много ли в нашей стране отцов, берущих шестимесячный декретный отпуск вместо жены? Ответ закономерен – нет. Но семья Загородных является исключением: после появления на свет их пятого ребёнка Гена и Настя решили, что со временем супруга вернётся на работу, а основную тяжесть заботы о нём возьмёт на себя папа. Получается ли? На беглый взгляд журналиста – да. Все накормлены и распределены в соответствии с возрастом и любимыми летними занятиями.

Никто не голоден, а папа ещё и ремонт успевает делать, жалуясь по ходу: «Раньше я с такими вещами на раз-два разбирался, а теперь как-то тяжеловато, надо, наверное, чаще в паспорт заглядывать». Последняя цитата знакома каждому спортсмену после тридцати. Сколько таких было на приёмах у Геннадия Михайловича знает только он, потому и употребляет устойчивое выражение уже в отношении себя – гармонично у него получается – как обычно с шутками и прибаутками.

Спортсмены такое любят, и почему доктор должен делать исключение для журналиста? Мне, впрочем, жутко интересен его взгляд на звёзды белорусского спорта с той стороны, которую обычно не видит рядовой болельщик. Да и репортёр тоже – за вечно закрытой дверью медицинского кабинета, которая почему-то всегда неизменно белого цвета.

– Когда узнал детских кумиров ближе, ты в них не разочаровался?

– Хм, никогда не задумывался об этом… Когда в 2000 году начал работать вначале с дублем, а потом и с основой минского «Динамо», то для меня была честь просто сидеть и обедать за одним столом с Георгием Кондратьевым. А потом мы ещё и в баню вместе ходили – это было что-то вроде фантастики для человека, который «пацаном» пробирался на стадион, чтобы увидеть знаменитого форварда в игре.

Или… когда Валик Белькевич и Саша Хацкевич приходили на медицинские процедуры, ложились на кушетку в моём кабинете... Это было сродни какой-то эйфории. Потом уже начал относиться к звёздам спорта спокойнее, но то своё первое чувство очень хорошо запомнил.

Но всё-таки в спортсменах не разочаровался. О них любят иронизировать, мол, голова дана им не для того, чтобы думать о чём-то, кроме спорта, но я не уверен, что это так.
Возможно, игровики в большей степени подтверждают это правило, всё-таки в футбол и хоккей не идут ребята из коттеджей, это дворовые виды спорта. Но представители индивидуальных видов спорта, где надо надеяться только на себя, показывают примеры совсем иного толка. Например, Володя Самсонов. Образованный и воспитанный человек. Великий спортсмен. Не хочу сказать, что все могут в подлиннике читать Бомарше и при этом рассуждать о теории вероятности, но это вполне себе цивилизованные люди, которых трудно будет выделить в обществе – разве что только ладной и гармоничной фигурой.

Загородный любит говорить о спортсменах, и в этом плане он находка для журналистов. Спрашиваю его о примерах мужества и заодно проверяю свою теорию (весьма популярную в стране), что наши женщины сильнее мужчин. Хотя некоторые и не видят их во главе государства.

– Хм, а ты знаешь, это утверждение, пожалуй, верно и для спорта. Вернее, в нём оно отображается наиболее ярко. Наши чемпионки – очень сильные по духу женщины. Но начну, пожалуй, всё-таки с мужчин.

Меня всегда поражали наши хоккейные вратари – и Мезин, и Коваль, и Горячевских. В них летит шайба с огромной скоростью. Они должны мгновенно выполнять сумасшедшие физические нагрузки. Они всё это с блеском делают – как настоящие «ледовые рыцари», но при этом боятся элементарного укола в ягодицу.

Бывают знаменитые спортсмены, которые не очень приспособлены к бытовой жизни и делают там такие «косяки», что просто диву даёшься – как так можно было поступить? Но, опять же, я имею в виду представителей сильной половины рода человеческого.


Мне нравится порядочность и чёткость, выверенность Алины Талай. Она каждый вопрос обсуждает досконально, ей всё интересно, по каждому пункту у неё есть вопросы – вот не вспомню мужика, который был настолько же любознателен.

Приятна рассудительность и естественность наших гребчих Марины Литвинчук и Маргариты Махневой. Я работал с ними на Олимпиаде. Очень позитивный осадок остался от общения с прыгуньей в длину Анастасией Мирончик-Ивановой. Она неординарна, не похожа на других. Самодостаточная спортсменка и личность.

Вообще спорт даёт много интересных знакомств. На Европейских играх мне помогал врач-куратор Мариинского балета в Санкт-Петербурге Денис Олесов. Познакомились с ним лет пять на каком-то мероприятии и, что называется, сошлись по духу. Он фанат спорта, «крейзи», который приехал в Минск за свои деньги.

Денис бог тейпирования. Если его куда-то приглашают на семинар, то свободных мест на нём точно не будет, любой врач подтвердит – это просто уникальный мастер. Практически гуру кинезитерапии. На Европейских играх он курировал нашу сборную, и некоторые чемпионки приходили потом и говорили: «Денис Александрович, эта медаль ваша!».

Геннадий щедр на комплименты коллегам и не говорит, сколько белорусских спортсменов обязаны своим возвращением на помост лично ему. Как добрый доктор Айболит лишь скромно замечает: «Мы делаем максимум процедур, но с травмой борется сам спортсмен, и если его сила духа позволяет, то мы потом видим то, что называется чудом. Тогда я и сам превращаюсь в болельщика и аплодирую стоя. Большой спорт – это жёсткая штука, и только немногие знают, сколько здоровья приходится положить на алтарь победы олимпийским призёрам».

– На Олимпиаде в Рио вся сборная по художественной гимнастике практически не выходила из нашего медицинского центра. И Катя Галкина, и Мелитина Станюта, и девчонки из групповых упражнений. Топовый уровень подразумевает крайне высокие требования к здоровью, а в данном случае особенности вида носят патологический оттенок.

Любая классная гимнастка с избыточной гибкостью и умением завязать тело в самый невероятный узел всегда будет иметь дисплазию и сопутствующий набор заболеваний опорно-двигательного аппарата. И с этим ничего нельзя поделать, надо только смириться и пытаться свести все болевые ощущения к минимуму.

Наверное, поэтому все эти милые и очень стройные девочки очень хорошо умеют терпеть, и я не помню, чтобы кто-то из них пугался укола. Для них это такая же привычная процедура, как для кого-то вытереть пот со лба полотенцем. Они даже не обращают на это внимание. Удивительный спорт, невероятно стойкие люди.

Наша Агата ходит на художественную гимнастику, ей всего семь лет, но я уже вижу в ней те качества, которые воспитывает этот вид спорта: станет она чемпионкой или нет – неизвестно, но в жизни умение концентрироваться на главном ей точно пригодится.

Часто пересекаюсь с лидером нашего баскетбола Леной Левченко – у неё немного другие, баскетбольные проблемы, она продлевает свою жизнь в большом спорте. Но опять же убеждаюсь, как тщательно относятся к здоровью наши девочки. Они хотят знать о своих травмах всё – практически на уровне лечащего врача. Мужчины в этом плане более беспечны: «Ок, док, если потом заболит – обращусь».


– Интересно, когда приходишь домой, ты все эти проблемы большого спорта обсуждаешь?

– Конечно, нет. Домой я должен возвращаться без шлейфа рабочих проблем. Хотя это трудно, когда проводишь так практически весь день. Отвозишь детей в школу к 8 и приезжаешь домой через 12 часов.

И знаешь, к какому выводу пришёл, находясь в декрете? Если жене дают на три года отпуска по уходу за ребёнком, то её муж должен провести в нём хотя бы два месяца. Во-первых, ты можешь отдохнуть, наконец, от работы – это я по себе сужу, потому что последний раз нормально отдыхал где-то лет шесть назад. А во-вторых, муж должен понять, что это такое – сидеть дома с ребёнком. И я скажу тебе: с одним ребёнком несложно, а вот с двумя-тремя – это уже большая проблема. А с пятью…

– И какая же главная проблема с пятью?

– Терпение. Ангельское терпение. Моя избыточная ответственность на работе сжигала очень много нервных клеток, и я приходил домой уже пустым. И приносил вдобавок и низкую толерантность к проблемам своих детей.

Первые два года, когда был директором РНПЦ, суббота считалась у меня рабочим днём. Я или сидел дома, обложившись бумагами, или находился в рабочем кабинете, или ездил по объектам. И дети это понимали настолько, что, когда я стал в субботу отдыхать после первой половины дня, они были поражены, что это время я наконец начал проводить с ними. «Папа, ты что, не пойдёшь на работу?»


И я только потом осознал, насколько терпелива и понятлива была моя жена. Она просто золотой человек. И только сейчас понимаю, какое это счастье, когда вся семья куда-то уезжает на выходные и тебя никто не дёргает звонками с работы. Когда сидишь за рулём, а сзади пять пар глаз, обладатели которых очень внимательно наблюдают за тем, что происходит вокруг и почти беспрерывно задают самые разнообразные вопросы. Ответить на все невозможно, но именно в этот момент ты и понимаешь, что никакая, даже самая интересная работа не может заменить семью. Именно семья и есть твоя главная ценность, ради которой и стоит жить…

Врезка. Если приходит пациент и просит помощи, как бы ты к нему не относился, из твоей он команды или чужой, ты должен ему помочь. Поэтому никогда не оцениваю спортсменов как болельщик, только как врач. Потом я могу подумать, стоит ли мне с ним общаться как с человеком, но сначала надо закрыть его болевые места и поставить на ноги.

СЕРГЕЙ ЩУРКО